Ссылка на источник:
Иванченко А. А. Культурно-просветительные учреждения как организатор повседневного досуга населения Калужской деревни середины 1940-х гг. // Наука в исследованиях молодых: Материалы X Научного форума студентов, магистрантов, аспирантов (Новосибирск, 27 ноября 2017 г.). – Новосибирск: ООО «ЦСРНИ», 2017. – 68 с. - C. 19-26.


КУЛЬТУРНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ КАК ОРГАНИЗАТОР ПОВСЕДНЕВНОГО ДОСУГА НАСЕЛЕНИЯ КАЛУЖСКОЙ ДЕРЕВНИ СЕРЕДИНЫ 1940-Х ГГ.

Александра Андреевна Иванченко

Калужский государственный университет им. К.Э. Циолковского, институт истории и права,
магистрант,
г. Калуга,
Россия


В послевоенное время начался период активного восстановления культурно-просветительных учреждений, а также налаживания их работы. Этот процесс протекал сложно, для решения многих проблем требовались большие материально-технические ресурсы. Например, в статье Гурьева, секретаря Обкома ВКП(б) по пропаганде Горьковской (ныне Нижегородская) области, рисуется благоприятная картина [1, с. 4]: изба-читальня, библиотека, колхозный клуб, красный уголок – это центры агитационно-массовой и культурной работы на селе. Они являлись проводниками идей партии, советской власти в широкие народные массы колхозной деревни. Партийные организации областей проявляют заботу о политико-просветительных учреждениях, повседневно следят за работой изб-читален, колхозных клубов, домов культуры, районных и сельских библиотек, помогают политпросвет работникам направлять их деятельность на выполнение военно-хозяйственных задач, стоящих перед колхозной деревней, на политическое и культурное обслуживание колхозников.

В «Резолюции Всероссийского совещания по культурно-просветительной работе» [2, с. 30], принятой 30 августа 1945 года, важнейшими задачами культурно-просветительных учреждений называются: способствование всеми формами массовой и культурной работы восстановлению народного хозяйства, укреплению военно-экономической мощи, а также выполнение «сталинского задания» сделать всех рабочих и крестьян культурными и образованными. Нельзя не отметить, что необходимость создания четкой и развитой системы культурно-просветительных учреждений авторы Резолюции связывают с тем, что в период Великой Отечественной войны в широких массах трудящихся усилилась политическая активность, появился значительный интерес к международным и внутренним событиям, наблюдается тяга населения к просвещению. Решение подобных проблем, естественно, требовало самых решительных мер. Так, в Постановлении Совета министров РСФСР №632 от 21 сентября 1946 г. [2, с. 27] говорится о требовании к концу ноября восстановить все разрушенные досуговые учреждения, обеспечить их ремонтом, подготовить в работе в зимних условиях, снабдить различным инвентарем и мебелью, необходимыми для их полноценного функционирования. Помимо материально-технических, в Постановлении были указания относительно качества и содержания выполняемых работ клубными учреждениями, а также вопрос кадров.

Официальная линия политики, проводимой в этой сфере, свидетельствовала о развитой структуре руководства системой культурно-просветительных учреждений. В 1945 г. был создан Комитет по делам культурно-просветительных при СНК РСФСР [2, с. 3] (с 1946 г. при СМ РСФСР), контролирующий выполнение распоряжений Совета министров о мероприятиях, направленных на улучшение работы учреждений. В состав комитета входили: Инспекция при Председателе комитета, Планово-финансовое управление, Управление библиотек, Управление клубных учреждений, Управление пропаганды, Отдел учебных заведений, Централизованная бухгалтерия. В субъектах РСФСР функционировали краевые и областные Отделы по культурно-просветительной работе

К основным досуговым учреждениям на селе можно отнести избу-читальню и сельский клуб. По своим функциям отличались они незначительно. Избе-читальне обычно отводилось какое-либо помещение в здании сельсовета, она совмещала в себе зачастую и функции радиоточки, кинопередвижки, библиотеки, редакции местной газеты, лектория, различных кружков. Клуб был местом, предназначенным конкретно для проведения досуга, под него выделялось здание. Клубы обычно были только в крупных селах, но они также служили для проведения различных лекций, кружков, кинопоказов.

Состояние этих учреждений в середине 1940-х годов в большинстве случаев было неудовлетворительным. Одной из основных проблем являлось отсутствие материально-технической оснащенности. Несмотря на то, что 21.09.1946 г. Совет Министров РСФСР Постановлением № 632 «О мерах помощи сельским клубам и избам-читальням» обязывал областные, краевые исполкомы и Советы Министров автономных республик обеспечить избы-читальни и сельские клубы собственными помещениями, необходимым оборудованием, произвести ремонтные работы к концу ноября 1946 года, положение их оставляло желать лучшего. В 1946 году был утвержден План строительства и восстановления культурно-просветительных учреждений в сельской местности. На эти нужды выделялось 9,8 миллионов рублей, однако в 1947 году Совет Министров РСФСР установил срыв этого плана, он был выполнен только на 3,2 миллиона рублей. Это связывалось с отсутствием контроля на местах, недостаточно серьезным отношением уполномоченных органов к сфере культурно-просветительной работы.

Эти сведения о состоянии досуговых учреждений в Калужской области подтверждает информация из Государственного архива документов новейшей истории Калужской области. В отчете инструктора Обкома [3, л. 23] в Малоярославецком районе в 1945 году сообщается о том, что состояние районного ДК неудовлетворительное, везде грязь, помещение холодное, отсутствуют дрова, клубов на территории района вообще нет. Похожий случай мы видим и на примере Спас-Деменского района. В «Докладной о политическо-массовой работе за период с 01.01 по 1.07 1945 г.» [3, л. 76] сообщается о том, что большинство изб-читален работают неудовлетворительно. Помещение избы-читальни Курыничского с/с расстеклено, рамы прогнили, а в целом ее вид он сравнивает с сараем. Подобная ситуация складывалась и в Детчинском районе. Заведующий Отделом Пропаганды и Агитации Нерюшкин сообщает в «Отчете о пропагандистской и агитационно-массовой работе за период 1945 г.» [4, л. 34] о том, что в районе функционирует 21 изба-читальня, однако, свои помещения из них имеют лишь 4, остальные вынуждены ютиться по сельсоветам, многие из них не подготовлены к работе в зимних условиях.

И хотя официально заявлялось, что на восстановление культурно-просветительских учреждений выделены значительные ресурсы, мобилизована молодежь, проблема плохого оснащения изб-читален и сельских клубов оставалась актуальной вплоть до начала 1960-х гг. Сведения, подтверждающие эту информацию, можно обнаружить в официальных документах, таких как: справки, отчеты о проведенных работах, проверках, а также в многочисленных письмах местных жителей в газеты и уполномоченные органы государственной власти. Так, например, в редакцию газеты «Комсомольская правда» в 1951 г. [5, л. 36] жители Сухиничского района писали о том, что клуб в районе не достроен, т. к. материалы были похищены колхозниками, а председатель на все это «закрывал глаза» и не предпринимал каких-либо мер, чтобы повлиять на сложившуюся ситуацию. Сюда же писали и жители Барятинского района, но уже в 1952 г., согласно письму, в колхозе отсутствует не только клуб, но и библиотека. В том же 1952 г. в редакцию журнала «Крокодил» поступило письмо [6, л. 37], в котором сообщалось, что в большинстве районов Калужской области культурно-просветительские учреждения находятся в запущенном состоянии, некоторые сельские клубы и избы-читальни до сих пор не имеют своих помещений, отсутствует инвентарь и оборудование.

Подтверждением этого является и письмо в редакцию газеты «Знамя» в 1959 г. [7, л. 54] о том, что в некоторых совхозах Жиздринского района нет ни клуба, ни красного уголка, мероприятия не проводятся. Таких примеров можно привести еще множество, но все они говорят о том, что несмотря на официальный курс власти, распространение культурно-просветительных учреждений протекало с большими трудностями.

Согласно официальной статистике, на территории Калужской области в 1950 г. насчитывалось 919 клубных учреждений, а к 1955 их количество не выросло, а сократилось до 896 [8, с. 330]. Необходимо также отметить, что проблемы материально-технической оснащенности были не единственным фактором, тормозящими развитие системы культурно-просветительных учреждений как центров досуга среди сельского населения советских граждан.

Вопрос кадрового обеспечения был не менее актуальным. Основной проблемой при создании полноценного культурно-просветительского учреждения на селе был недостаток в людях, способных в полной мере выполнять возлагаемые на них государством функции. В 1946 году Совет Министров постановил, что на должность заведующих сельскими клубами должны назначаться люди, которые имеют образование не ниже среднего и опыт общественно-политической и культурно-просветительной работы не менее одного года. Однако на селе было сложно найти кандидатуры, соответствующие заявленным требованиям. Вследствие этого, во первых, на работу избачами и зав. клубами зачастую привлекались совершенно некомпетентные люди, просто не желающие заниматься данной работой. Во-вторых, у большинства сотрудников, даже заинтересованных в улучшении функционирования учреждений культуры, не хватало необходимого опыта для организации культпросветработы. В-третьих, многим сотрудникам приходилось совмещать должность зав. клубом и зав. избой-читальней со своей основной работой в колхозе. Наблюдалась «текучка» кадров, что, естественно, тоже мешало наладить регулярную работу изб-читален и сельских клубов. Нередкой была ситуация, когда на этой должности сотрудник и вовсе отсутствовал. Помимо вышеуказанных проблем не существовало четко выстроенной системы контроля со стороны государственных и партийных органов за работой культпросветучреждений на селе.

О катастрофической нехватке кадров свидетельствует «Отчет состояния культурно-просветительской работы в Калужской области за 1945 г.» [9, л. 219]. В нем сообщается о частой смене заведующих избами-читальнями и сельскими клубами, значительно затрудняющей их работу. Работали избы-читальни, как правило, вечером. Это связано с тем, что сотрудники, как и большинство сельских агитаторов, днeм трудились в колхозе. Для оформления, изготовления стенгазет и плакатов им оставались ночи и выходные. На организацию работы изб-читален и сельских клубов влиял и уровень подготовки сотрудников, которым приходилось этим заниматься, они поголовно не имели соответствующего образования. Часто к этой работе привлекались учителя, секретари из сельских советов, а иногда и обычные рядовые жители села, трудившиеся в колхозе. Для многих эти должности были обузой, отнимающей свободное время, не говоря уже о труднейшем финансовом положении, в котором находились культурно-просветительные учреждения. Обо всех этих фактах свидетельствуют также многочисленные письма жителей, и официальные документы. Так, например, в 1951 г. в редакцию газеты «Знамя» поступило письмо, в котором сообщалось о ситуации, сложившейся в различных населенных пунктах Куйбышевского района. В них практически не ведется никакой лекционной работы, не организовываются мероприятия, в отдельных клубах на должности заведующего нет сотрудника, учреждение закрыто. В других зав. клубами совмещают работу на этой должности с работой «курьерами» у председателей сельских советов. Бывают уж и совсем печальные случаи, когда зав. клубом «грубо обращается с посетителями и выгоняет их» [6, л. 81].

Вот как описывали положение дел авторы письма, поступившего редакцию журнала «Крокодил» в 1952 г.: «В большинстве районов области работа культурно-просветительских учреждений находится в запущенном состоянии. Многие партийные организации не вникают в содержание массово-политической работы, культпросветработники предоставлены сами себе, не имеют связи с практическими делами коллектива, на нужды которого они трудятся» [7, л. 78].

Деятельность сельских досуговых учреждений регламентировалась «Положениями о сельском клубе» 1946 и 1948 годов. Согласно им, его деятельность должна была «способствовать повышению культурного уровня населения», воспитывать «активных и сознательных строителей коммунистического общества», а также несла функции «разъяснения текущих политических событий, повседневной информации о решениях коммунистической партии и советского правительства, о постановлениях местных партийных и советских органов и мобилизации населения на их выполнение» – в этом виделась первостепенная задача сельских клубов и изб-читален. Учреждения должны были вести научно-просветительскую работу и агрозоотехническую пропаганду, справочную работу, содействовать самообразованию населения, распространению физкультуры и спорта, развивать народное творчество и художественную самодеятельность, организовывать культурный отдых и художественное обслуживание трудящихся и членов их семей. Последняя функция считалась наименее важной.

Не имея возможности обеспечить газетами и прочими печатными материалами каждого человека в отдельности, советские партийные органы, ответственные за пропаганду, стали придавать большее значение избам-читальням, домам культуры и прочим учреждениям, связанным с культурой и политическим просвещением [10, с. 21].

Внутреннее оформление помещений изб-читален играло важную роль в работе учреждений. По инструкциям на стенах должны присутствовать стенгазеты, плакаты, вывешены объявления. Зачастую для создания надлежащей атмосферы у заведующих просто не хватало времени, сил и желания. Работа заведующего должна была вестись постоянно, потому что нельзя было предоставить людям самим планировать времяпровождение в избе. Проблема состояла в том, что большинство посетителей изб-читален и клубов были неграмотными. Они приходили послушать читки и доклады, радио, узнать новости. Во многих избах-читальнях проводилась политическая работа с сельскими учителями, медработниками, колхозными счетоводами. Именно эти люди должны были в свободное от работы время занимать деревенских жителей кружками, курсами. Так, медицинские работники проводили при культурно-просветительных учреждениях трехмесячные курсы по обучению медсестер, а заведующие избами и клубами доводили до колхозников правительственные и партийные распоряжения, новости, особенно если в округе не было радиоточек [11, с. 178].

Таким образом, к середине 1940-х годов в калужской деревне культурно-просветительные учреждения не смогли стать очагом распространения культуры ввиду следующих описанных факторов: скудость финансирования, значительный ущерб, нанесенный сельским культпросветучреждениям войной, слабая материально-техническая оснащенность, однообразие предлагаемого досуга, нехватка компетентных сотрудников, текучесть кадров. Различные попытки партийного руководства разных уровней представить культпросветработу на селе хорошо организованной наталкиваются сегодня на обширный пласт источников, позволяющих нам воссоздать истинное положение дел.


Cписок литературы:
1. Гурьев И. Сельские политико-просветительные учреждения в дни войны. – Горький: Горьковское областное издательство, 1944.
2. Сборник руководящих материалов по культурно-просветительной работе. – М.: Государственное издательство культурно-просветительной литературы, 1947. – 145 с.
3. ГАДНИКО Ф.55.Оп.8.Д.149.
4. ГАДНИКО Ф.55.Оп.8.Д.37.
5. ГАДНИКО Ф.38.Оп.15.Д.27.
6. ГАДНИКО Ф.2264.Оп.9.Д.10.
7. ГАДНИКО Ф.50.Оп.30.Д.23.
8. Народное хозяйство РСФСР. Статистический ежегодник. – М.: Государственное статистическое издательство, 1957. – 457 с.
9. ГАДНИКО Ф.27.Оп.49.Д.78.
10. Кометчиков И. В. Клубные учреждения в повседневном досуге села Центрального Нечерноземья середины 1950-х – начала 1960-х гг // Отечественная история. Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 4: История. Регионоведение. Международные отношения, 2014. – №6 (30).
11. Цветков А. В. Роль изб-читален в культурно-просветительской работе в селах Калининской области после немецкой оккупации // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики, 2014. – № 6-2. – С. 177-180.